+7 926 174-95-80
arthorse@gmail.com
Звоните в будни с 800 до 2000
Пишите когда удобно
Кисть в моей руке движется подобно смычку скрипки к совершенному моему удовольствию. Ван Гог

Всадница с кистью

Автор

Надежда Днепровская – одна из самых внимательных и трепетных российских художниц, работающих в конном жанре. (Этот жанр у нас также называют иппологическим, а в мире чаще всего используют  определения – equestrian art или equin art). Лошади – главные герои картин Днепровской. Она их не только горячо любит, но и отлично знает. Сказывается долговременное увлечение верховой ездой. Кисть и краски, седло и поводья - вечные спутники Надежды. А картины художницы – это ее реющие знамена и звенящие трубы одновременно. Они собирают вокруг нее армию ценителей искусства, спортсменов и просто любителей  лошадей.

Я родилась в семье ювелира, и это обстоятельство могло бы стать билетом в мир искусства. Но отец рано оставил семью, и этот шанс мной не был использован. Второй шанс представился вместе с осознанием красоты всего живого. Ребенком я тащила в дом любую живность – вывалившихся из гнезда воробьев, подбитых голубей, один раз принесла домой даже крысенка. Воробей смог продержаться в квартире три дня, остальных питомцев по настоянию матери пришлось вернуть в естественную среду обитания немедленно. Невозможность постоянного общения с животными стала  причиной желания запечатлеть хотя бы их образ. А самыми красивыми мне всегда казались лошади. Но видела я их только в кино. Приблизиться к ним  можно было  только через чистый лист бумаги. Так я стала рисовать. В отличие от сверстниц, не рисовала ни цветов, ни профилей красавиц, только лошадей и мушкетеров.

В школьном возрасте ее потрясло маленькое открытие, что конь и человек могут сливаться воедино и вместе добиваться победы. Недалеко от московского дома девочки советский автогигант – Завод имени Лихачева – день и ночь выгонял на дороги России тысячи тяжелых грузовиков, а она перечитывала страницы романов, где человек и лошадь, вместе переживают разные приключения, преодолевают трудности или побеждают в битвах. Девочка жадно искала любую информацию о лошадях, внимательно смотрела исторические фильмы. Наслаждалась видом скачущих рыцарей, мушкетеров, гусаров, казаков и индейцев. И вдруг разом со страниц школьных тетрадей потянули грациозные шеи ее первые лошади, нарисованные шариковой ручкой.

Печально, но школу я воспринимала как препятствие на пути к любимому занятию – рисованию. И умение рисовать, как это ни парадоксально, усугубляло мое положение. Приходилось постоянно что-то оформлять и рисовать стенгазеты. Помню, в младших классах я поздно вечером старательно трудилась над заголовком стенгазеты «Классный уголок». Сначала я по линейке разметила буквы, расстояние между ними, потом, тоже с помощью линейки сами буквы, каждую буковку раскрасила кисточкой…  Когда работа была закончена, я с ужасом увидела, что в первом слове пропущена буква «л». Стиснув зубы, я сделала все заново. Но в этот раз вместо «уголок» я написала «уголек». Хотелось разреветься, но помогла смекалка. Из каждого испорченного варианта я взяла по одному правильному слову и склеила их в целый заголовок.

Но профили в тетрадях, напоминающие примитивных шахматных коней, скоро перестали радовать Надежду, и она уговорила маму отвести ее в детскую художественную студию при ДК ЗИЛ. Там первым наставником художницы стал Анатолий Петрович Тюрин. Добрый человек и прекрасный рисовальщик. Его уроки Надежда запомнила на всю жизнь. Благодаря Тюрину лошади на ее рисунках  обрели симпатичные морды и нормальные ноги вместо «спичек».

В детской художественной студии при ДК ЗИЛ я занималась семь лет, там я стала настоящим  «композитором». Натюрморты и «гипсы» меня не интересовали, я в основном рисовала «из головы». Реалистичность страдала, зато композиции были на высоте.

Читать дальше ...

Но самое главное, он, по словам Надежды, научил ее выражать свои чувства средствами живописи. В студии были созданы первые работы маслом, достойные упоминания – «Гусары» и «Портрет бабушки». Первая из них даже принесла победу на детском художественном конкурсе. В те годы она также впервые попробовала себя в иллюстрировании книги. Конечно, это был роман «Три мушкетера» А. Дюма.

За восемь лет занятий в студии  глаза стали зорче, рука – тверже, карандаш – послушней, а краски – живее. Появилось желание стать профессиональным художником. Для этого Надежда поступила в художественную школу №4, что на Тушинской улице в Москве.

Поступить в ДХШ было непросто. Я уже перешла в девятый класс, и надо было сдать экзамены: натюрморт - рисунок и живопись. Когда один из преподавателей  остановился у моего рисунка, я спросила у него, примут ли меня в школу, он ответил «Конечно». Но когда вывесили списки поступивших, я себя там не нашла. Я не верила своим глазам, отыскала этого преподавателя и спросила ПОЧЕМУ! Он ответил, что, видимо ошиблись… В результате я поступила и очень многому научилась. Там были прекрасные педагоги. Кроме академического рисунка и живописи, там была история искусства, скульптура и композиция. К сожалению, темы в композиции не давали возможности изображать лошадей. Зато я получила отличную подготовку для поступления на худ-граф.

1970 год запомнился Надежде не выпускным школьным балом, а долгожданной встречей с живой лошадью. Первым ее взрослым поступком после окончания школы стал поход на ипподром. С четырьмя накопленными рублями (один был выигран в лотерею) девушка пришла на Московский ипподром, но не на бега, а в Школу Верховой Езды.  Накоплений хватило на оплату четырех занятий. Позже – в течение трех лет занятия верховой ездой поглощали большую часть её денег.

Окончив ДХШ, поработав художником-оформителем и научившись как следует держаться в седле, Надежда в 1973 году разом решила все свои проблемы. Она поступила на художественно-графический факультет Московского государственного педагогического института им. В. И. Ленина (сейчас – МПГУ) и начала заниматься конным спортом в КСШ «Буревестник» в Измайлове. Тогда это спортивное общество было студенческим и Надежда организовала группу из однокурсников.

В институте любимым наставником стала Вера Дрезнина. Она была прекрасным живописцем, стремилась научить технично и грамотно писать маслом, вокруг неё всегда были студенты, ловившие каждое слово мэтра.

Наверно, не было такой изобразительной техники, которую бы Надежда не пробовала в студенческие годы. Акварель, пастель, масло, темпера, тушь, перо, офорт, литография были задействованы для того, чтобы как можно полнее передать богатые впечатления от общения с лошадьми в клубе. Однажды, обнаружив сходство в игре света на шкурах лошадей  и  ценных породах дерева, она выполнила  маркетри с головкой лошади.

Занятия в школе верховой езды в то время стоили 1 рубль в час. Шестнадцать лошадей с всадниками, хвост в хвост перемещались по краю круглого манежа. Тренер в центре. Перед первым занятием – 1 час теории. Страха перед посадкой в седло не было. Первого коня запомнила навсегда. темно-гнедого и очень крупного. Звали его Дуплет. Пожалуй, это была одна из самых крупных лошадей за все время моих занятий верховой ездой. У него были очень крутые бока. Когда после тренировки я спрыгнула на землю, было ощущение, что ноги изогнулись колесом. Я периодически посматривала на них несколько дней. Сидя в седле, я совершенно ничего не боялась, даже было ощущение победителя, а вот рядом с лошадкой было страшновато. Почти год я чувствовала этот страх рядом с лошадью. А потом научилась ей доверять.

На первом курсе института интерес к изображению лошади привел Надежду в Московский клуб филателистов. Толчком было знакомство с легендарной коллекций марок на тему «Лошадь и цирк» Георгия Тимофеевича Рогалева, директора Школы Верховой Езды при Московском ипподроме, в прошлом подполковника ветеринарной службы. У него было более пяти тысяч марок. У Надежды их сегодня сотни. Но каких! Кони на марках Чили и Италии, Великобритании и Греции, Канады и Ливана, других далеких стран, СССР и России. Конверты первого дня, спецгашения, посвященные спортивным соревнованиям, в том числе – изящнейшие английские на тему стипльчеза.

Еще одним направлением поисков художницы, уже почувствовавшей свою силу, было  определение физических возможностей  лошади в экстремальных ситуациях и показ ее в таких ракурсах, которых избегают даже опытные мастера.

Мне нравилось удивлять зрителя изображениями лошадей в сложных раккурсах - сверху, снизу. Но потом приходилось доказывать, анатомически всё правильно, и что такие повороты и изгибы бывают. К счастью, я скоро поняла, что художнику лучше соврать, чтобы изображение было естественное, нежели стоять у холста и каждому объяснять, чтов этом положении лошадь выглядит именно так. Постепенно пришла к выводу, что даже самое невероятное движение должно быть убедительным. И тогда не будет никаких вопросов.

Пример – работа в смешанной технике (акварель, тушь, перо) – «Поворот  на скачках», где животное изображено в момент крутого поворота на полном скаку с очень низким горизонтом. Более трех десятков хорошо продуманных и тщательно нарисованных графических листов стали памятным итогом тех исследований.

На 4-м курсе института Надежда получила второй разряд по конкуру.

Чтобы сдать на второй разряд, я тренировалась на крупной темно-гнедой кобыле  Верховине. Она легко брала 1м 20см, больше нам и не надо было. Тем не менее, манера прыгать у нее была убийственной. По мере приближения к препятствию, ее скорость снижалась обратно пропорционально моим усилиям. Около препятствия она уже практически останавливалась, и аккуратно выпрыгивала, выгнув спину дугой. В первый раз я подлетела над седлом на полметра, чудом приземлившись в седло. Пришлось сосредоточиться на технике прыжка – выстреливать корпусом вперед, одновременно с ней, к счастью, кобыла не закидывалась, охотно прыгала. Так я усовершенствовала посадку, чтобы не мешать лошади.

Помню, на межвузовских студенческих соревнованиях мне досталась Тога, очень резвая кобыла, с большими шансами на победу. Препятствия были небольшими, до метра. Со старта моя кобыла приняла так, что я чуть не осталась на месте. Понеслись. Ветер бил в лицо, только держись, Тога  перелетала препятствия, а на все мои попытки воздействовать поводом, только прижимала уши и еще прибавляла. Она была явно опытней меня. И когда она после очередного препятствия поскользнулась, я не сумела ее поддержать поводом. Она упала на бок. Ногу я успела выдернуть и подумала, что все закончилось. Но Тога и не думала сдаваться. Она тут же вскочила, как мне удалось удержаться, не представляю. Я, повиснув на боку, вижу, как Тога несется к следующему препятствию. Я замираю в ужасе, но она дает хорошего козла, который меня отправляет в седло – золото, а не кобыла. Могли тогда выиграть, но  падение сильно нас задержало, за что и получили штрафные очки.

Раз весной, мы прыгали охотничий паркур (соревнования по преодолению препятствий, где маршрут всадник выбирает сам). Для меня самое трудное было запомнить, что я отпрыгала, а что нет. Заранее наметила себе маршрут и накрепко выучила. Но, к несчастью, мне выдали каску, которая была велика. Я выехала на поле, поприветствовала судей, в этот момент каска угрожающе сдвинулась. Я понеслась на  любимой Тоге, ведь она  обожала прыгать. Мы прекрасно ладили, она нормально реагировала на повод. На третьем препятствии каска окончательно съехала мне на глаза.  Мне пришлось остановиться – я ничего не видела. Сбросила каску, сделала вольт (вот вам и штрафные очки), и благополучно отпрыгала маршрут. Но, конечно, выиграть тогда не  смогла.

Но, несмотря на просьбы товарищей по команде, она не хотела отражать в живописи прыжки через препятствия. «Все одно и то же, – отмахивалась она. – Другое дело – кросс в троеборье». Здесь хотелось рисовать все.  Картина маслом «Преодоление», где рыжая лошадь вылетает из воды после прыжка через препятствие прямо на зрителя, получила высокую оценку профессионалов и была приобретена Музеем коневодства при Московской сельскохозяйственной академии имени Тимирязева.

Работа над книжной графикой также продолжилась. Все те же мушкетеры Дюма были проиллюстрированы на более высоком уровне. А в 1976 году была издана брошюра М. С. Иванова «На манеже смена фигурной езды», для которой она нарисовала тушью дюжину изящных заставок. Спортивный наставник Надежды Михаил Сергеевич Иванов был редкостным энтузиастом и знатоком конного спорта, а также владел искусством организации котильонов – театрализованной групповой фигурной езды на лошадях. Спустя десятилетия Надежда до мельчайших подробностей помнит создававшийся перед крупными соревнованиями ковер из цветных опилок, живую музыку военного оркестра, старательных лошадок и строгих всадников в нарядных костюмах. Тогда ей посчастливилось участвовать в котильонах, а позже иллюстрировать книги мастера. Но зарисовать котильоны, она, увы, не успела. Слишком хотелось выступать самой. Сегодня это искусство фактически утрачено, а редкие черно-белые фотографии дают о нем минимальное представление.

Тогда я мало писала маслом, предпочитая графику. Зато общение со старыми кавалеристами, такими как Георгий Тимофеевич Рогалев и Михаил Сергеевич Иванов, обогатило меня такими знаниями, о существовании которых иные спортсмены даже не слышали, в частности, как научить лошадь выполнять каприоль или лансаду. При выполнении, например, лансады – боевого кавалерийского приема – лошадь с места выпрыгивает вверх и бьет копытами задних ног лошадь противника. В жизни едва ли пригодится, но уметь то, что мало кто умеет, приятно».

Одновременно с конкуром и котильонами ею владела еще одна  страсть – французский язык. Студенческие забавы, занятия живописью  и тренировки запомнились как счастливейшие события жизни.  Но беззаботная юность не бывает бесконечной. В 1978 году Надежда уже преподает рисование и черчение в московской средней школе. Самой обычной, не «спец», в Орехово-Борисове. Ученики 5-9-х классов. Администрация школы нагружает молодого педагога еще и классным руководством в 6-м классе. Что делать? Как добиться уважения и послушания детей, вступающих в переходный возраст? Проблема была решена просто – полкласса с легкой руки Надежды начали заниматься конным спортом, и почти весь класс – рисовать лошадей.

Из моего «первого» класса двое учеников выросли до мастеров спорта и стали известными спортсменами-конниками. Большинство детей полюбило лошадей на всю жизнь. Как ни парадоксально, навыки работы с детьми я брала из практики общения с лошадьми. Эти принципы обучения универсальны. Первое железное правило, если чего-то потребовал, добейся выполнения. Но вначале подумай, чтобы задание было посильным. Не требуй невозможного. Второе правило – самое тяжелое занятие заканчивай на положительной ноте. Дай подопечному делать то, что он любит. Лошадка может побегать, как хочет. Ученика надо хотя бы за что-нибудь похвалить и дать ему право ничего не делать дома. Я никогда не давала  обязательного домашнего задания. Хочешь – рисуй, занимайся черчением. Приноси, показывай. Кто хотел, работал дома. В тяжелые 90-е годы, будучи взрослыми, эти ребята смогли добывать средства к существованию декоративной росписью по дереву, не имея иной художественной подготовки, кроме моей. Некоторые разукрашивали и продавали матрешек.

Работать в школе было нелегко, но Надежда и не собиралась отдыхать. Начало педагогической карьеры у нее совпало с тесным сотрудничеством с журналом «Коневодство и конный спорт». Здесь она иллюстрирует лучшие художественные произведения о лошадях, публикуемые в журнале. Среди первых работ – иллюстрации к «Холстомеру» Л. Н. Толстого.

А в 1980 году судьба дарит молодой советской учительнице уникальный по тем временам подарок. На олимпиаде в Москве Надежда работает с делегацией французских и бельгийских судей и тренеров-конников. Практикуется во французском языке, знакомится с зарубежным опытом развития конного спорта, лично делает эскизы препятствий для троеборной трассы. То есть проявляет себя во всех  творческих ипостасях сразу.

Вскоре после олимпиады Надежда выходит замуж за художника Владислава Генриховича Днепровского. В 1982 году рождается первенец Александр и надолго приковывает к себе все душевные и физические силы матери. Впечатления от счастливых и тревожных лет материнства в середине 80-х выливаются в известную работу «Взгляд». На ней – жеребец темно-гнедой масти выглядывает из денника. Казалось бы, сюжет – проще не бывает. Но конь написан так, что воспринимается зрителем как символ неотвратимости судьбы. Умный и тяжелый взгляд животного таков, что не вступить с ним хотя бы в зрительный контакт невозможно, как невозможно не взглянуть на себя со стороны, спокойно и непредвзято.

1986 год ознаменовался вступлением в Московский союз художников (МОСХ). Оставив на суд высокому жюри из пяти человек 15 работ маслом, она ожидала решения за дверью выставочного зала союза художников, что на Беговой улице. За плечами – годы работы, участие в трех молодежных выставках, теплые отклики коллег и зрителей. Наконец, её пригласили. Один из художников передал слова председателя жюри, которые завершили обсуждение: «Ясно видно, что человеку нравится в жизни. И он делает это с любовью и заражает зрителя любовью к лошади. Надежда – настоящий  художник». Интересно, что Надежда увлекала не только зрителей, но и коллег. Она тут же набрала среди художников группу для занятий верховой ездой, и лошади быстро прописались на их полотнах.

В 1986 году я  организовала группу верховой езды для художников на Центральном Московском Ипподроме.  Среди них, в частности,  были А. Дорменко, М. Островская, Д. Успенский, М. Сморчевский, Ольга Гречина, и даже Константин Мельников. С тех пор  лошади занимают не последнее место в их жизни и творчестве».

Другим ярким эпизодом биографии стала годичная командировка в Монголию. Все в том же 1986 году Надежда озадачила чиновников  министерства образования, попросившись на работу в Монголию. Она просилась сама туда, куда другие ехали весьма неохотно. За десять лет до этого ей удалось посетить уютную Чехословакию. Порисовала там старинные замки и домики. А теперь захотелось в настоящее «лошадиное царство», в страну с тысячелетней конной традицией – в Монголию.

Мечта сбылась. Вид некрасивого и холодного Улан-Батора несколько отрезвил. Но все трудности  уравновешивались общением с благодарными и порывистыми монгольскими детьми, с коллегами-художниками, созерцанием природы и изучением низкорослых лошадок. Наличие последних придавало жизни ощущение абсолютной полноты. Русская учительница покорила умением рисовать лошадей буквально всех. Один из учеников выпросил у нее рисунок, а взамен принес традиционные, стилизованные деревянные фигурки лошадей. А потом сам повел Надежду с мужем далеко за город, чтобы показать настоящую Монголию –  поросшие соснами низкие горы, цветы, травы, птиц, бурундуков и, конечно, лошадей. Эти походы, дружба с художниками, артистами монгольского цирка (у них  были не только лошади, но и верблюды) дали мощный импульс творчеству. Здесь было написано с полдюжины картин, в том числе «Монгольская весна», «Пейзаж с лошадьми», «Ловля монгольской лошади». Коллеги из монгольского союза художников были очарованы творчеством Надежды и  пригласили ее принять участие в представительной выставке. Потомки прирожденных всадников лошадей не рисовали. Все их силы были брошены на индустриальные пейзажи и воспевание нового социалистического быта. Поэтому перед картинами русской художницы всегда толпились простые монголы. Особенно им нравилась картина «Конь у юрты в метель» (спокойно стоящее в сгущающейся темноте животное под мощными снежными зарядами) и картина  «Табанят» (косяк лошадей добывает себе копытами корм из под глубокого снега). Для Надежды эти сюжеты были экзотикой, а зрителя  потрясало правдивое  отражение их будней. Выставком из Союза художников Монголии уговорил Надежду вначале выставить картины в других городах, а потом, попросил уступить их навсегда. Русской художнице очень хотелось показать работы дома своему зрителю. Но она была так тронута, что подарила монгольскому народу три картины.  Вероятно, они до сих пор путешествуют по отдаленным аймакам, вызывая одобрительное цоканье пастухов-табунщиков.

После возвращения на Родину – вновь годы работы в средней школе.  А в 2002-м, Надежда со свойственной ей решительностью в один день все поменяла. Ушла из школы, приняв предложение организовать с нуля детскую студию в парке Фили. Иные условия – иные задачи. Вместо школьной обязаловки и значительного количества детей, не желающих рисовать вообще (к ужасу педагога), – обстановка творчества и маленькие единомышленники. Определила программу для себя и учеников: 6-8 лет – заинтересовать, помочь пройти первые шаги в искусстве; 8-12 лет – дать знания, умения и навыки выразить свои мысли и переживания средствами искусства; 13-16 лет – научить много и целенаправленно работать, чтобы стать настоящим художником. Но абсолютно все ученики будут ходить на соседнюю конюшню в парке и делать наброски лошадей – карандашом, углем, сепией. Ведь студия называется – «Анималист». Некоторые ее ученики поступили в престижные высшие художественные учебные заведения, причем на бюджетное отделение.

Многие мои коллеги хвалятся тем, что у них на занятиях почти домашняя атмосфера. Разговоры обо всем. Бесконечный чай.  Другие - рисуют вместе с учениками, выполняя то же задание. Третьи – ходят и собственноручно  жестко правят. Что касается меня, то во время учебы нет никаких чаев. Это работа, где каждая минута дорога. Рисовать с учениками рядом никогда не сажусь. Личного примера мало. Ребенок не в состоянии проанализировать, что у него не так, глядя на работу педагога. И ракурс другой. С другой стороны, я никогда не правлю своей рукой. Я нахожу слова, учу, как писать, учу думать и принимать верные решения».

В том же 2002 году, в декабре, художница осуществила свою старинную мечту – съездила во Францию. Поездку для пяти русских художников организовало общество дружбы «Нормандия-Россия». Она включала в себя посещение городов Шербур, Порт-Бай, и Сенсавер ле Викон. Художники показывали свои работы, французы – свою страну… Состоялось знакомство с французской кухней. Устрицы впечатления не произвели, улитки и сидр понравились больше. Здорово было говорить по-французски и ощущать, что тебя понимают. В восторг привели местные лошади. Золотые французские сели и жемчужно-серые першероны впечатляли мощью, ухоженностью и спокойствием. Необыкновенно спокойными показались и французские собаки. Люди были веселыми и доброжелательными – от истопника в замке до полицейского на улице. «Мы чувствовали себя прекрасно, но не как дома, а так, как должны были бы чувствовать у себя дома. Хотя об этом и не хочется говорить», – вспоминает художница. Итогом поездки стали десятки эскизов и две прекрасные работы маслом – «Туманы Нормандии» и «Першерон». Обе в серовато-розовых жемчужных тонах, на обеих – гиганты лошади без людей и правдиво переданная атмосфера Нормандии. По традиции, Надежда оставила часть из привезенных работ французам. Она пожертвовала их фонду, который помогает детям, страдающим онкологическими заболеваниями.

Время идет, Надежда становится все деятельнее.  После Франции она вдруг увлеклась копированием, по заказу директора ипподрома Владимира Жуковского сделала копии с целого ряда картин Н. Сверчкова и Крюгера. Урожайным был 2005 год. Написано 5 полотен. Среди них – очень тонкая работа «Март. Арапчик». В 2006 закончено сразу несколько работ, посвященных орловским рысакам. Например, картина «Крепыш», посвященная легендарному орловскому рысаку, поражавшему своей резвостью публику и специалистов в начале XX века. Средствами живописи Надежда пытается реставрировать и некоторые исчезнувшие породы лошадей, в частности, орлово-ростопчинскую. Отдельное направление работы – конный портрет – скрупулезная передача всех особенностей конкретных лошадей.

Работа с детьми подвигла ее к организации детских художественных конкурсов. Ежегодно она с успехом проводит осенний конкурс в рамках конной выставки в Сокольниках.

В последние годы Надежда занялась художественной прозой. Её роман «Визави французского агента» получил высокую оценку. Она стала членом Европейской академии естественных наук, отделение культурологи и получила медаль Гёте. Вступила в союз писателей России и там её роман стал дипломантом конкурса «Лучшая книга».  Надежда пишет статьи о конном спорте, эссе о художниках.

При любых условиях, назло всем потрясениям и нестроениям жизни из-под кисти Надежды продолжают выходить новые полотна. Ученики вырастают и переходят в разряд друзей. Многие связывают жизненный путь либо с конным спортом, либо с искусством. Растет  круг ценителей мастера. Картины разлетаются по всему миру, обретая новых хозяев.

С большинством картин расстаюсь абсолютно легко без сожаления. Какого бы труда и переживаний они мне не стоили, я их легко передаю людям, которым они по-настоящему нравятся. Я верю, что взгляд на моих четвероногих героев способен привести людей в доброе спокойное расположение духа, напомнить о  прошлом, здоровом труде на природе и воинских подвигах. Не раз и не два, даже находясь в стесненных финансовых обстоятельствах, я дарила свои картины тем, кому они объективно были нужны. Но есть несколько картин, с которыми я никогда не расстанусь. Они очень личные, связаны с трудными и прекрасными периодами моей жизни. Остальные картины могут обрести новых хозяев.

Они занимают достойное место в музеях и частных коллекциях в России,  Франции, Англии, Польше, Болгарии и Монголии. Среди ценителей  творчества – самые разные люди: депутат и председатель ФСК России Геннадий Селезнев, поэт Игорь Иртеньев, искусствовед Александр Васильев, директор московского ипподрома В. Жуковский, руководитель уникального французского конного театра Бартабас и многие-многие другие.

Секрет успеха Надежды в верности одной теме – лошадям, а также верности  методу, простому и сложному одновременно, как 100 и 500 лет назад. Пристальное наблюдение за лошадьми в природе, за работой, на аренах, в левадах и денниках. Затем эскизы, выстраивание композиции, поиск колористических решений и месяцы работы в мастерской. Холст, кисти, масло, лессировка. Все – в реалистической манере с легким налетом романтизма и модерна.

Художница в расцвете творческих сил, но порой она задумывается над тем, что удалось сделать, присутствует ли высший смысл и порядок в ее творчестве? Сумела ли она средствами искусства сделать жизнь хоть немного лучше? Друзья и специалисты пока схематично выделяют в ее творчестве три значительных периода с размытыми хронологическими рамками. Первый можно определить как  «предвкушение». Это ожидание  лошади, первое знакомство, первые образы. Второй период – длительный и тяжелый, можно назвать  «исследование  пределов». Для него характерно изображение лошадей на пределе возможностей в природе. Отличительные черты – обилие серо-коричневых, болотно-зеленых, тяжелых фиолетово-синих тонов. Третий период – «жизнерадостность». Он начался на рубеже веков, и будем надеяться, что станет самым продолжительным в творчестве. Романтичные и веселые лошади в ярких радостных тонах, а рядом с ними – сильные, уверенные в себе красивые люди.

Я перепробовала в средствах изображения все или почти все. Иногда практикую как график, но предпочитаю, конечно, живопись. Живопись – это состояние души. Для меня это возможность выразить все свои мысли и переживания в картине. Кто-то ощущает себя графиком, скульптором, а я –только живописцем. Можно сказать, что масляными красками я творю свой мир и связываю его с реальным».

Безусловно, впереди  новые впечатления, проекты и работы, новые друзья. Ветер в лицо. Пряно пахнущие мазки на полотне. Поводья и кисти. Кони и картины. Выставки и зрители. Новые постижения, и возможно, самые важные слова, самые значимые картины... Вечный диалог художника со зрителем, а значит, диалог зрителя с природой и историей...

14.09.07 г. Олег Уржумцев

 

Хроника жизни и творчества

22 апреля 1953 г. – родилась в Москве в семье ювелира Виталия Васильевича Федулкина и специалиста по драгметаллам Веры Ивановны Федулкиной;

1960-1970 гг. – учеба в средней школе № 494 Пролетарского района г. Москвы. Первые рисунки лошадей;

1961-1968 гг. – занятия в Детской художественной студии при ДК ЗИЛ;

1973-1978 гг. – учеба на художественно-графическом факультете МГПИ им. В. И. Ленина;

1973 г. – вступление в Московский клуб филателистов, начало создания коллекции марок «Лошади»;

1978 г. – начало сотрудничества с журналом «Коневодство и конный спорт»;

1973-1990 гг. – активные занятия конным спортом в КСК «Буревестник»;

1979 г. - Персональная выставка в КСШ "Буревестник";

1978-2002 гг. – преподавание рисования и черчения в средних школах г. Москвы;

1980 г. – работа на Московских олимпийских играх в качестве художника и организатора конно-спортивных соревнований. Персональная выставка в КСК "Битца" "Олимпийские игры и конный спорт".

1981 г. – вышла замуж за художника Владислава Генриховича Днепровского.

1981 г. - персональная выставка в Музее коневодства ТСХА;

1982 г. – рождение сына Александра;

1984 г. - 1988 г. Участие в15-й, 16-й, 17-й, 18-й Молодежных выставках;

1985 г. - участие в выставке МОСХа "Спорт";

1986 г. – вступление в московский союз художников (МОСХ). Создала группу художников-любителей верховой езды при московском ипподроме;

Август 1986 г. – май 1987 г. – командировка в Монголию;

1987 г. - участие в Монголо-Советской художественной выставке.Участие в выставке " Женщины - художницы 87";

Что было дальше?

22 апреля 1953 г. – родилась в Москве в семье ювелира Виталия Васильевича Федулкина и специалиста по драгметаллам Веры Ивановны Федулкиной;

1960-1970 гг. – учеба в средней школе № 494 Пролетарского района г. Москвы. Первые рисунки лошадей;

1961-1968 гг. – занятия в Детской художественной студии при ДК ЗИЛ;

1973-1978 гг. – учеба на художественно-графическом факультете МГПИ им. В. И. Ленина;

1973 г. – вступление в Московский клуб филателистов, начало создания коллекции марок «Лошади»;

1978 г. – начало сотрудничества с журналом «Коневодство и конный спорт»;

1973-1990 гг. – активные занятия конным спортом в КСК «Буревестник»;

1979 г. - Персональная выставка в КСШ "Буревестник";

1978-2002 гг. – преподавание рисования и черчения в средних школах г. Москвы;

1980 г. – работа на Московских олимпийских играх в качестве художника и организатора конно-спортивных соревнований. Персональная выставка в КСК "Битца" "Олимпийские игры и конный спорт".

1981 г. – вышла замуж за художника Владислава Генриховича Днепровского.

1981 г. - персональная выставка в Музее коневодства ТСХА;

1982 г. – рождение сына Александра;

1984 г. - 1988 г. Участие в15-й, 16-й, 17-й, 18-й Молодежных выставках;

1985 г. - участие в выставке МОСХа "Спорт";

1986 г. – вступление в московский союз художников (МОСХ). Создала группу художников-любителей верховой езды при московском ипподроме;

Август 1986 г. – май 1987 г. – командировка в Монголию;

1987 г. - участие в Монголо-Советской художественной выставке.Участие в выставке " Женщины - художницы 87";

22 апреля 1953 г. – родилась в Москве в семье ювелира Виталия Васильевича Федулкина и специалиста по драгметаллам Веры Ивановны Федулкиной;

1960-1970 гг. – учеба в средней школе № 494 Пролетарского района г. Москвы. Первые рисунки лошадей;

1961-1968 гг. – занятия в Детской художественной студии при ДК ЗИЛ;

1973-1978 гг. – учеба на художественно-графическом факультете МГПИ им. В. И. Ленина;

1973 г. – вступление в Московский клуб филателистов, начало создания коллекции марок «Лошади»;

1978 г. – начало сотрудничества с журналом «Коневодство и конный спорт»;

1973-1990 гг. – активные занятия конным спортом в КСК «Буревестник»;

1979 г. - Персональная выставка в КСШ "Буревестник";

1978-2002 гг. – преподавание рисования и черчения в средних школах г. Москвы;

1980 г. – работа на Московских олимпийских играх в качестве художника и организатора конно-спортивных соревнований. Персональная выставка в КСК "Битца" "Олимпийские игры и конный спорт".

1981 г. – вышла замуж за художника Владислава Генриховича Днепровского.

1981 г. - персональная выставка в Музее коневодства ТСХА;

1982 г. – рождение сына Александра;

1984 г. - 1988 г. Участие в15-й, 16-й, 17-й, 18-й Молодежных выставках;

1985 г. - участие в выставке МОСХа "Спорт";

1986 г. – вступление в московский союз художников (МОСХ). Создала группу художников-любителей верховой езды при московском ипподроме;

Август 1986 г. – май 1987 г. – командировка в Монголию;

1987 г. - участие в Монголо-Советской художественной выставке.Участие в выставке " Женщины - художницы 87";

22 апреля 1953 г. – родилась в Москве в семье ювелира Виталия Васильевича Федулкина и специалиста по драгметаллам Веры Ивановны Федулкиной;

1960-1970 гг. – учеба в средней школе № 494 Пролетарского района г. Москвы. Первые рисунки лошадей;

1961-1968 гг. – занятия в Детской художественной студии при ДК ЗИЛ;

1973-1978 гг. – учеба на художественно-графическом факультете МГПИ им. В. И. Ленина;

1973 г. – вступление в Московский клуб филателистов, начало создания коллекции марок «Лошади»;

1978 г. – начало сотрудничества с журналом «Коневодство и конный спорт»;

1973-1990 гг. – активные занятия конным спортом в КСК «Буревестник»;

1979 г. - Персональная выставка в КСШ "Буревестник";

1978-2002 гг. – преподавание рисования и черчения в средних школах г. Москвы;

1980 г. – работа на Московских олимпийских играх в качестве художника и организатора конно-спортивных соревнований. Персональная выставка в КСК "Битца" "Олимпийские игры и конный спорт".

1981 г. – вышла замуж за художника Владислава Генриховича Днепровского.

1981 г. - персональная выставка в Музее коневодства ТСХА;

1982 г. – рождение сына Александра;

1984 г. - 1988 г. Участие в15-й, 16-й, 17-й, 18-й Молодежных выставках;

1985 г. - участие в выставке МОСХа "Спорт";

1986 г. – вступление в московский союз художников (МОСХ). Создала группу художников-любителей верховой езды при московском ипподроме;

Август 1986 г. – май 1987 г. – командировка в Монголию;

1987 г. - участие в Монголо-Советской художественной выставке.Участие в выставке " Женщины - художницы 87";

Награды автора

Любимые картины